Двести рублей для гиганта мысли

Торг всегда — страсть. От легкой эротики до безумия. Торгуемся ежедневно, как дышим, как лжем.

Торг всегда — страсть. От легкой эротики до безумия. Торгуемся ежедневно, как дышим, как лжем.

Мужчины думают одним местом, женщины — двумя или тремя. Пока головной мозг занимается ерундой, вроде регуляции темпа сердечной мышцы, тот, ниже пупка, порождает фантазии. И вот они спрашивают: «Двести рублей не могут спасти гиганта мысли?» Боже, да где там гигант. Размер не важен, важна свобода суждений. Удав меняет кожу.

Она звонит под вечер. Стратег. Противник изможден рабочим днем. Ее голос в стиле милитари непреклонен. Она говорит о цене, как про обмен заложниками. Мы по разные стороны баррикад. Я размышляю о ее военнопленных: как дыни или уши спаниеля? Лучше второе. Собаки не умеют врать.

— Почему бы для начала не взглянуть?
— Чего я там не видела. У всех одно и то же.
— Поверьте, у меня эксклюзив, дизайн и лофт.
— Насколько лофт?
— Представьте пилон на трех танцовщиц. Хотя, уместятся и четыре.

Торг чем-то похож на борьбу за одеяло в двуспальной кровати. Оба притворяются глубоко спящими. Правдоподобно храпят и причмокивают. Один уступает, но через пять минут ему «снится кошмар» и он, собрав последние силы, пинает врага.

— Прости дорогая…
— Господи, у меня будет синяк!

Дом в огне, а они спорят, кто будет звонить пожарным.

Есть один глупый метод планирования пола будущего ребенка: выигрывает тот, кому было по-настоящему хорошо. Женщина грезит о девочке, она уверена, был взрыв. А рождается мальчик. Этого не забыть никогда. Говорят, на рынке два дурака — один продает, другой покупает.

Пять стадий принятия неизбежного: отрицание; гнев; [i]то, что случится завтра[/i]; депрессия и принятие. Подготовься хорошенько, купи «Прозак» или запишись к психологу — депрессию я тебе обещаю.

***

Вспоминаю о ней, сразу после пробуждения. Пытаюсь представить по голосу. Но так, чтобы не разочароваться при встрече. Пусть будет без макияжа, немного уставшая и потерянная. Никаких колготок — джинсы или юбка в пол.

Весь день привыкаю к образу. К вечеру, несмотря на явные изъяны, она уже кажется вполне милой. Стою в пробке, пью колу. Это не я раньше приехал, это она опаздывает. Стратег. Противник изможден. Самое время начать.

Флиртует с порога:
— Торг возможен?
(А она ничего — свои брови, юбка с воланами, на ногах 40 ден…)
— Да, конечно.

Мы в закрытом пространстве. Трахаем мозг друг другу. На кухне, в гостиной и спальнях. Кончаем. Она — считая, что берёт за бесценок. Я — от того, что отдаю по докризисной. Запах денег, хоть топор вешай. Соседи слышали всё.

Прихожу в себя. Однако, мы можем зайти далеко. Решаю рубить:
— Совсем упустил, должна одобрить жена.
— Да-да, и мой папа. Деньги его.

Расходимся по домам, социальным сетям. Я долго помню. Она, наверное, нет.

Поделитесь прочитанным в социальных сетях и мессенджерах:


Ладно. Что Вы думаете об этом?